Panivalkova: «Раньше мы все контролировали, а теперь у нас такой менеджер, который нас контролирует» | Kiev Fashion People

Panivalkova: «Раньше мы все контролировали, а теперь у нас такой менеджер, который нас контролирует»

Ира Лузина, Даша Пугачева и Ира Кульшенко очень часто рассказывают в интервью о том, что пани Валькова – это образ идеальной женщины. С ними не поспоришь, а только добавишь, что трио Panivalkova – это образ идеального девичьего коллектива. Девушки с первого взгляда очень разные, но при этом они заодно и очень схожи. Они слушают одинаковую музыку, читают одни и те же книги, вдохновляются одними и теми же личностями, а в коллективе у них процветает демократия и трудоголизм.

Panivalkova, правда, много работают, поэтому мы смогли встретится с ними лишь ранним утром, чтобы поговорить обо всем: о первом концерте, об участии в отборе конкурса «Евровидение», о европейском туре и о концерте, который состоится 7 апреля.

KFP: Ваша группа образовалась в марте 2013 года. Помните свой первый концерт?

Ира Лузина: Наш первый концерт состоялся 18 мая 2013 года на фестивале «Артишок», где мы сыграли всего 4 песни, но получили массу приятных отзывов.

Даша Пугачева: Там мы сыграли первый раз песню «Крейзі Нікіта» и очень обрадовались, что люди ее радостно восприняли. Мы до конца не понимали, как нас примут, и эта реакция была для нас важна.

KFP: Многие говорят, что Вы – альтернатива, андеграунд. В какой момент музыканта можно назвать поп-артистом? Как относитесь к тому, что всегда стараются повесить ярлык какого-то определенного жанра?

Даша Пугачева: Разница в том, что есть проекты, которые изначально созданы продюсерами: он набирает в группу людей и раскручивает ее. У нас совершенно другой формат, все произошло само собой: мы просто делали свою музыку, начали выступать и выступали все больше и больше, нас начали узнавать люди.

KFP: Вы сами себе менеджеры и продюсеры. За что Вы, как продюсеры, ругаете себя, как музыкантов?

Ира Лузина: За самоуверенность перед концертами, за то, что у нас сверх много идей, а когда доходит дело до реализации, мы понимаем, что многие из них лишние.

Даша Пугачева: Они все классные, но нужно иметь какое-то ограничение, чтобы «все було не занадто». Мы стараемся выдержать концепцию, но иногда в процессе понимаем, что нужно что-то отметать. Мы так и делаем, просто надо заранее продумывать все, чтобы не было таких ситуаций.

Бывают какие-то вещи по организации, которые мы забываем или не вовремя делаем, а потом себя ругаем.

KFP: Тяжело быть менеджером самому себе и творить?

Хором: У нас уже есть менеджер.

Даша Пугачева: Раньше мы все контролировали, а теперь у нас такой менеджер, который и нас контролирует (смеется). Это очень приятно: мы уже устали контролировать все вокруг. Нам очень повезло и мы очень благодарны, что у нас есть такой хороший человек, который к тому же еще и профессионал своего дела – Оля Иванова.

Ира Лузина: Оля раньше работала с Esthetic Education, поэтому она знает, как работать с тремя сумасшедшими людьми.

DSC_0206 copy_800x530Ира Лузина

KFP: Вы уже начали работать над третьим альбомом?

Ира Лузина: Пока не работаем. У нас другие планы. Сейчас мы готовимся к большому концерту 7 апреля в Caribbean Сlub, а затем поедем в тур по Европе, где пробудем почти 2 месяца. Это масштабно и у нас особо не будет времени, чтобы засесть в студии и что-то делать.

KFP: Расскажите о Вашем туре по Европе.

Даша Пугачева: Это будет Германия, Польша, Нидерланды, но сначала мы выступим на фестивале в Хельсинки (Финляндия) в мае.

Ира Лузина: Нашими турами в Европе занимается Наташа Падабед (европейский агент ДахаБраха и ДахДотерс), где у нее налажены связи и договоренности с музыкальными фестивалями. Вряд ли мы что-то заработаем, но прикол в том, чтобы пережить все это. Мы поедем в бусе, как настоящие музыканты, везем все свои инструменты и даже барабаны. Прямо фильм какой-то.

KFP: Какую программу везете?

Ира Лузина: Новую для них и старую для нас. О нас же там практически никто ничего не слышал. Мы будем играть только втроем, никто из музыкантов с нами больше не едет.

KFP: Вернемся снова в Украину. Расскажите о Вашем концерте 7 апреля «Побачення з Panivalkova».

Даша Пугачева: Идея в том, чтобы провести домашний концерт, насколько это позволяет площадка CaribbeanClub, познакомить слушателей с Панивальковой, рассказать, что это независимый образ и наша концепция, которая определяет наше творчество, и это такая идеальная женщина, которая вдохновляет нас. Мы хотим больше сказать о ней, презентовать песни, плюс мы будем сотрудничать с другими музыкантами, некоторые впервые будут играть с нами. Еще мы хотим показать видео, как мы делали альбом «ДОНТВОРІ», потому что у нас накопилось много материала, и нам кажется, что он будет многим интересен. Мы пережили интересный опыт и записывали альбом на разных локациях: в студии, на улице и в кафе.

Ира Кульшенко: А еще каждому гостю приготовлен персональный сюрприз. Поэтому обязательно стоит идти.

KFP: В видео-приглашении на концерт Ира Лузина уже рассказала о своем неудавшимся свидании. А у Вас, Ира и Даша, были такие неудавшиеся свидания, о которых можно рассказать?

Ира Кульшенко: У нас были неудавшиеся выборы (смеется).

Даша Пугачева: Такого, как у Иры, не было (смеется).

Ира Лузина: У меня такого тоже больше не было (смеется).

DSC_0210 copy_800x537Даша Пугачева

KFP: А какие Вы за сценой? Вы отделяете себя от своего сценического персонажа или вы гармонично сосуществуете в одной плоскости?

Даша Пугачева: Такие же, только без костюма. Мы не разделяем сцену и жизнь.

Ира Лузина: Многие удивляются, что мы ниже ростом или не такие, без грима, головных уборов и платьев.

Ира Кульшенко: Недавно мы были на концерте и между собой разговаривали о Panivalkova, а рядом сидела девочка и спрашивает: «А какое отношение Вы имеете к Panivalkova?» (смеется). Мы сказали, что мы ее участницы, а она нам отвечает: «Серьезно? А я думала, кто же поет в Panivalkova». Нас многие вообще не знают в лицо и не узнают.

Даша Пугачева: Это с другой стороны – хорошо. Можно спокойно по улицам ходить.

KFP: Бывали смешные моменты, когда Вас узнавали?

Ира Кульшенко: Вот недавно мы ехали измученные с Троещины и напротив нас сидели девушки-студентки, а одна девушка долго смотрела на нас и начала шептать на ухо своей подружке: «Panivalkova… Panivalkova…». Это очень забавно — наблюдать реакцию, когда тебя узнали.

Ира Лузина: Когда тебя узнали, ты всегда это понимаешь именно по такой реакции.

Ира Кульшенко: Иногда бывает, ты знакомишься с людьми, и они особо не проявляют интереса к твоей деятельности, а когда говоришь, что ты играешь в Panivalkova, то они сразу оживают: «О, Panivalkova! Давай, рассказывай!».

KFP: А при знакомстве Вы говорите, что Вы участницы группы Panivalkova?

Даша Пугачева: Когда спросят – да, а специально – нет.

Ира Кульшенко: Просто Ира.

Ира Лузина: Ты ж не наклеишь на груди табличку «Panivalkova».

KFP: Вы участвовали в отборе конкурса «Евровидение».Что вам это дало? Как вообще приличный человек должен относиться к этому конкурсу?

Ира Лузина: Понятия не имею.

Ира Кульшенко: Нужно отнестись спокойно, понять, что вы на своем месте.

Даша Пугачева: Музыканты не должны быть привязаны к результату, нужно хорошо делать свое дело: выступить, подготовить программу, но не рассчитывать на победу. Задача конкурса – показать хорошую музыку и порадовать людей.

Ира Кульшенко: Нужно не перестраивать себя под формат и быть такими, какие вы есть. Если что-то не нравится – говорить об этом, если хотят сделать видеоряд, который тебе не нравится, – стоит тоже говорить. Чтобы ты нес свое «я».

Ира Лузина: Еще основная сложность конкурса в том, что это телевидение. Твоим трем минутам выступления предшествуют 8 часов сидения в гримерке, а до этого еще и постоянные прогоны. К моменту выступления ты уже можешь быть не в очень хорошей форме, да и внимание немного расстроено уже. А нужно выйти, собраться и максимально раздать.

Мне все время интересно, как Джамала каждый раз поет песню «1944» с таким надрывом. Она миллион раз ее спела, но до сих пор максимально выкладывается в эти три минуты. Это профессионализм, нам до такого уровня нужно еще немножко дорасти.

KFP: В целом, Вы довольны своим выступлением?

Ира Кульшенко: Мы знаем, какие нюансы нужно доработать, но в целом, мы остались довольны и мы справились.

Даша Пугачева: Ну и главная задача – обратить внимание Андрея Данилко, тоже выполнена.

Ира Кульшенко: Он нам сказал, что никогда нас не забудет.

Даша Пугачева: И поставил высший бал!

Ира Лузина: Так и сказал: «Никогда вас не забуду!» и Ира на сцене расплакалась.

Ира Кульшенко: Это было так волнительно. Не удалось обняться, конечно…

Ира Лузина: Он герой нашей молодости. Вообще в конкурсе очень хорошие судьи и было интересно послушать их мнение. Они все правильно сказали, никто не засудил и не пересудил, хорошие профессионалы.

Даша Пугачева: И вся команда, весь продакшн – хорошие люди.

Ира Кульшенко: По поводу судей… Это те люди, которым ты доверяешь, и чье мнение для тебя важно. В нашем окружении есть очень много людей, которые постоянно что-то советуют, знают, как лучше написать песню, каким должен быть головной убор, какую лучше выбрать обувь, поэтому мы это все отсекаем и смеемся.А к судьям мы прислушались, все проанализировали. Для нас это был хороший опыт.

Ира Лузина:Припев, правда, не дописали (смеется)

KFP: Может, допишите?

Хором: Нет! (смеются)

Даша Пугачева: Режиссерская версия песни «Докучаю» 4:20, а для Евровидения мы ее сократили до 3 минут. Конечно, в полном варианте эта песняраскрывает весь смысл, который мы в нее изначально заложили. И в оригинале у нас припевов больше (смеется).

Ира Лузина:В оригинальной версии эта песня – полная феерия, а в конце звучит стихотворение Лины Костенко. Нам больше нравится версия на 4:20, но мы понимаем, что это не формат даже для радио.

DSC_0252 copy_800x530Ира Кульшенко

KFP: А как бороться с форматом и нужно ли это делать?

Ира Лузина: Система как-то меняется. 3:30 — это уже большая глупость, которая скоро уйдет в небытие, потому что есть масса классных песен, длительностью 4 или 5 минут.И что делать? Резать ее ради какого-то трафика? На радио столько шлака, что его можно подвинуть и пустить туда неформатные нормальные песни (смеется).

Ира Кульшенко: Зачастую, это проплаченные ротации. Но очень странно платить, чтобы твои песни попали на радио.

Ира Лузина: Радио и телевидение – это две самые странные вещи в Украине. Я до сих пор не понимаю, как это работает. Там постоянно одни и те же, и все.

KFP: Как думаете, когда это изменится?

Даша Пугачева: Оно уже потихоньку меняется. Евровидение уже приглашают к участию разные группы. Нас, например, пригласили. И радует, что они начинают обращать внимание на молодые группы. Это не изменится в один день, но процесс уже запущен.

KFP: Какие еще главные проблемы развития украинского музыкального рынка?

Ира Лузина: А есть он вообще этот рынок в Украине? Чтобы люди начали слушать что-то другое, им нужно это другое показать. А многие люди по-прежнему смотрят только телик. Там нет наших друзей, нет начинающих музыкантов. Поэтому многие не могут полюбить эти песни, потому что они им недоступны, а, скажем, Оля Полякова доступна.

Ира Кульшенко: Поэтому, если есть нормальные проекты на телевидении, то почему бы и не сходить? Мы были когда-то на Х-факторе и после того, как нас показали, аудитории прибавилось, после Евровидения тоже аудитория возросла. Это огромный плюс. Как они еще могут нас услышать? Даже ради 20 новых слушателей в таких проектах стоит принимать участие.

Ира Лузина: Еще есть мощные площадки в Интернете. Например, когда мы выпустили «Let me», Михаил Козырев, музыкальный критик и телеведущий канала «Дождь», перепостил у себя в Facebook и понеслись миллионные просмотры видео. Нас показали на «Дожде», все ахнули, и когда через месяц у нас состоялся концерт в клубе Sentrum, я спросила ради интереса у публики, кто у нас на концерте первый раз, и поднялось очень много рук. Люди пришли на нас впервые, увидев видео где-то в метро, или у Козырева, или на других площадках.

KFP: К слову, как Вы вышли на Козырева?

Ира Лузина: А он сам на нас вышел. Когда-то наш знакомый из Одессы прислал письмо, что Козырев его приятель, мы обменялись контактами, но тогда ничего не случилось, а спустя время он нас отследил, увидел и запостил себе наше видео. Ну оно, правда, классное. Нам понравился результат и процесс тоже.

Даша Пугачева: Мы вникаем во все процессы, и визуальные тоже. Мы все обсуждаем и коллективно приходим к какому-то решению.

Ира Лузина: А в комментариях понеслось: сняли вышиванки, «зрадилиУкраїну», опозорили Украину. Я думала, что будут обсуждать наше тело, рассуждать о груди. Но нет! Всех только вышиванки заинтересовали.

KFP: Чем будете удивлять в следующем видео? Есть идеи?

Ира Лузина: Это будет видео на песню «Докучаю» и уже есть идея, но посмотрим, как она будет реализовываться. У нас же, как всегда, очень масштабные идеи, особенно у Даши.

Даша Пугачева: Да, меня всегда немного ограничивают в идеях. У меня всегда куча безумных идей, которые трудно воплотить в реальной жизни.

Ира Лузина: Нужно еще иметь какую-то финансовую базу, чтобы воплотить идею в жизнь.

KFP: К слову, о финансах. Музыка уже вас кормит?

Ира Кульшенко: Нам удается зарабатывать и на эти деньги жить.

Ира Лузина: Но пока это все впритык и нестабильно.

Ира Кульшенко: Мы пока не можем много вкладывать в свое развитие. Например, регулярно учиться сольфеджио или брать уроки игры на скрипке.

Ира Лузина: Еще мы все снимаем квартиры в Киеве – это огромная статья расходов. Если бы не это, мы бы уже все профессионально играли на арфе (смеется).

Ира Кульшенко: Но это удивительно, что мы своей музыкой начинаем зарабатывать в Украине!

Ира Лузина: У нас есть очень много знакомых, которые играют дольше, чем мы, но не могут выйти на уровень окупаемости. Это какой-то элемент везения, мне кажется. Тем более, что женских коллективов в Украине намного меньше, чем мужских. Я не имею в виду в поп-музыке или на эстраде, не с губами и грудью. Только ДахДотерс и все. И получается пацанячие группы в основном играют что-то типа Oasis, а примеров для девочек нет – вот мы и играем, что в голову придет.

Ира Кульшенко: В одном из интервью нас спросили: «На какие женские коллективы вы ориентировались, когда создавали группу: «Горячий шоколад», «SMS», «ВИА Гра»» (смеется).

Ира Лузина: У некоторых людей какое-то странное восприятие: что всегда есть продюсер, который раздает указания: «Ты похудей», «Ты потолстей», «Ты покрась волосы». У нас нет продюсера, но люди все равно не понимают, кто чем занимается.

KFP: Вы когда-нибудь жалели о том, что занимаетесь музыкой в Украине?

Хором: Нет!

Даша Пугачева: Я наоборот рада, потому что здесь очень много возможностей. И группы, у которых есть интересный материал, могут себя показать.

Ира Кульшенко: Конечно, за рубежом уровень профессионализма выше, там все музыканты – профи и фирмачи. Нет, у нас тоже достаточное количество профессиональных музыкантов, просто это твой выбор – ты занимаешься, либо не занимаешься. Мы с музыкой связаны всю жизнь, но по-настоящему мы увлеклись ею только когда создали Panivalkova.

KFP: Вы мульти-инструментальная группа. Как вы относитесь к электронной музыке, которая делается исключительно на синтезаторах без участия традиционных музыкальных инструментов?

Даша Пугачева: Мы пока не сильны в этой области. Когда я слушаю музыку, я всегда обращаю внимание на звучание электронных инструментов и аналоговый звук. У нас есть песня, более танцевальная и электронная, где было бы круто использовать эти приемы, но по-своему и в нашем стиле.

Ира Кульшенко: Электронная музыка — не наша тема и выдавливать это из себя не нужно, даже если это модно.

Даша Пугачева: Но какие-то элементы все-таки есть в нашей музыке, даже в песне «Докучаю».

KFP: Какими инструментами хотите овладеть еще?

Ира Кульшенко: Всеми. Для начала хочется научиться играть на скрипке, виолончели.

Ира Лузина: Я пока голос нормально не могу освоить, там столько нюансов. Если в инструментах более-менее понятно, преподаватель может показать тебе, как ими пользоваться, то учителю по вокалу ты в горло не заглянешь. Это такой масштабный процесс, который нужно довести до автоматизма, потому что сложно помнить обо всех деталях одновременно.

Ира Кульшенко: Да, когда я тоже стала об этом думать, то у меня появился блок и я поняла, что нужно отбросить все правила. Теперь я совсем не заморачиваюсь как петь. Голос – твой инструмент, который ты должен сам осилить. Не все методы подходят, ты должен слушать себя.

Ира Лузина: Если ты не поел, не доспал – все, ты не можешь контролировать голос. Это тебе не бас-гитара – настроил и пошел.

Ира Кульшенко: Наша знакомая Назгуль Шукаева потрясающе владеет своим голосом: она все что угодно может спеть. Это и джазовое пение, и шаманские нотки, и академический вокал.

Даша Пугачева: Назгуль рассказывала, что это еще связано с психологической работой, потому что все эти блоки она прорабатывает в себе. Если внутри тебя какой-то комплекс – то он вылезет на концерте или в голосе, или в инструменте, его никуда не спрячешь.

DSC_0131 copy_800x513

KFP: Вы чувствуете ответственность за то, что делаете?

Даша Пугачева: Это большая ответственность выступать перед людьми. И любой артист должен об этом думать и постоянно быть лучше.

Ира Лузина: Людей не должно волновать, что с тобой: поел ты или нет, это все твои проблемы. Их это не волнует, они должны получить нормальную музыку и ты должен выложиться максимально. Взялся за это дело – бери и делай.

Ира Кульшенко: Одному очень сложно заниматься музыкой. Нас трое и мы часто друг друга мотивируем, потому что в какие-то моменты опускаются руки.

Ира Лузина: Я удивляюсь, как у людей хватает силы заниматься еще чем-то помимо творчества. Например, Игорь из Stoned Jesus сам занимается менеджментом группы, у них много туров, куча дурацких переписок и неувязок, которые постоянно случаются, он сам все это ведет и при этом еще пишет песни. Кроме всего, у него есть сольный проект Voida и группа Krobak. Вот это пример! Настоящий гигант мысли, а не то, что мы «ми-ми-ми».

KFP: Вы всегда говорите правду. Для Вас это важно?

Ира Кульшенко: Да,мы всегда говорим правду друг другу.

Ира Лузина: У нас уже были проблемы из-за этого: то с журналистами, то с SzigetFestival. Мы как скажем, так обязательно начнется скандал.

Ира Кульшенко: Лучше сидеть и помалкивать (смеется).

Ира Лузина: Мы поняли, что это бесполезная тема. Нас все равно остается трое: все тебе сочувствуют и поддерживают в личных сообщениях «Ты молодец! Борись дальше!», а выйти в общество и поддержать тебя открыто никто не может. И остаемся мы втроем, скандальный коллектив (смеется).

Ира Кульшенко: У нас есть друг, которого мы пригласили на концерт, а после я спросила: «Ну, тебе понравилось?», на что он ответил: «Если честно, я не слушаю такую музыку!».

Даша Пугачева: На самом деле, это искренность, которая всегда ценится.

Ира Кульшенко: И ты понимаешь, что ты его больше не пригласишь (смеется).

Ира Лузина: Был в Сентруме такой момент: у меня, как всегда, куча непонятных инструментов, какой-то из них, как всегда, не играет, я смотрю в зал, а там он, стоит с похоронным лицом. Очень приятно. Я хочу поддержку от знакомого лица,  коллеги, а тут…

KFP: Когда что-то идет не так, Вы ищите в зале поддержку?

Ира Лузина: Нет, это интуитивно. Когда что-то не так, я стараюсь сконцентрироваться.

Ира Кульшенко: На самом деле, зал отвлекает. На последнем концерте пришло много людей, которые нас не слушали ранее, в первом ряду передо мной стояла девушка со своим парнем, и у него было такое оценивающее выражение лица: «Ну давай, детка, показывай, что ты можешь!». Вот смотришь на него — и сразу сбиваешься.

Ира Лузина: У нас был концерт в Ивано-Франковске, где парень сидел за передним столиком с таким лицом! Играешь, играешь, а ему все равно как будто все не нравится и не нравится. А после концерта он подошел и сказал: «Мне так все понравилось!» (смеется).

Ира Кульшенко: А еще был в Белой Церкви самый запоминающийся концерт. За первым столиком сидел мужчина такой серьезный, похож на депутата. В какой-то момент он ушел, и мы все переглянулись: «Фух». А в конце концерта он вдруг приходит с тремя шикарными букетами роз.

KFP: Книга, песня, фильм, которые Вас впечатлили.

Даша Пугачева: «Автобиография йога» Парамахансы Йогананды. Это история индийского мастера, который принес учение йоги на Запад и в Америку. Он очень много сделал и очень многим людям помог, он встречался с очень многими мировыми лидерами – например, с Махатмой Ганди. В его автобиографии описаны исторические процессы и его личный путь. Эта книга наполнена любовью и сильной энергией, которая тебя трансформирует. Ты читаешь и получаешь знания.

MichaelKiwanuka«Rule the World». Песня с очень сильным текстом, в которой человек спрашивает, как ему быть в этом мире. Это тот вопрос, который должен ставить себе каждый человек, к тому же в ней очень красивая и глубокая музыка.

Фильм «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии» Роя Андерссона. Такого я раньше не видела. Это такой арт-хаус. В этом фильме все построено на образах, красивых композициях и цветах. Режиссер подает картинку в одной цветовой гамме, там очень много шифров и аллегорий. Этот фильм открывает новые смыслы.

Ира Кульшенко: Я скажу откровение: я с детства не очень люблю читать. Но из прочтенного меня поразила книга Дэниела Киза «Цветы для Элджернона», теперь я ее всем дарю.

Очень красивая песня Sting «Practical Arrangement».

Фильм, который меня всегда мотивирует, – «В погоне за счастьем». Посмотрев его, ты понимаешь: «Что ты ноешь, Кульшенко, иди и делай!»

Ира Лузина: У нас с Дашей есть проблема – мы называем одни фильмы, книги и песни.

Самое интересное, что меня поразило в книге Парамаханса Йогананда, что этот человек выбрал осознанный путь доброты. Это не означает, что он такой добряк и не испытывает эмоций, нет, он осознанно выбирает доброту. А сейчас я читаю книгу стихов Катерины Калитко. Мне кажется, она самый крутой поэт в Украине.

Меня поразила в свое время Patti Smith, потому что у нее не певческий голос в классическом понимании, но она чувствует поток. Мне очень нравится ее автобиографичная песня «Piss Factory» о том, как она работает на ужасной работе, пытается оттуда вырваться и срывается на крик под конец песни.

Фильм «В присутствие художника» о Марине Абрамович, о том, как в молодости она делала проекты с Улайем. Марина смогла пронести это творчество до конца, а Улай в какой-то момент сдался и вернулся к обыденной жизни. В фильме есть момент, когда они идут по Китайской стене навстречу друг другу на протяжении 3 месяцев. Как это можно было придумать и вообще воплотить – она идет три месяца с флагом и рюкзаком навстречу мужу, и в процессе она понимает, что она его не любит?! И когда она в конце фильма сидит с ним за столом, понимая, как он изменился за это время, в ее глазах глубокое сочувствие.

Даша Пугачева: Хотя он со своей стороны считает, что она выбрала какой-то попсовый путь.

Ира Лузина: А в другом ее перформансе она стоит, а вокруг нее лежат предметы, при помощи которых люди могут с ней взаимодействовать: роза, перо, пистолет, нож. И что самое удивительное, люди подходили, брали бритву и резали ей шею, отрезали волосы. Она плакала от того, что не могла поверить, что кто-то может сделать такой выбор. Человек в один момент превращается в скотину и для этого ничего не нужно специально делать. Такой проект — отражение того, что происходит у человека в голове. Марина вдохновляет, и ты понимаешь, что есть еще такие глыбы, типа Абрамович и ЙокоОно. Когда смотришь на таких людей и думаешь: расти мне и расти.

Panivalkova: «Маленький Принц» Антуана де Сент-Экзюпери.

Песня Ages &Ages — «Do the right thing».

А о фильме она еще расскажет.

DSC_0160 copy_800x1208


Текст: Карина Пилипенко

Фото: Дарья Сухоставец

Локация: Музей Михаила Грушевского (ул. Паньковская, 9)

Leave A Comment