Санкции в моде | Kiev Fashion People

Санкции в моде

Одежда – очевидная лакмусовая бумажка перемен и течений в жизни общества. Модный бизнес очень тесно связан с политическими, экономическими, социальными и даже демографическими тенденциями. Поверьте, очень не случайно в периоды экономических кризисов в тренде удлиненные силуэты – юбки миди, платья макси, капри и широкие бриджи. Потребителям в пору «подтянутых поясов» хочется подсознательно платить деньги за больший кусок ткани , поэтому моду на мини нам оставят до лучших времен (Balmain не считается, у них всегда все хорошо). Людям не вовлеченным в индустрию может показаться, что модный мир живет своей отдельной жизнью, на планете розовых облаков и воздушных замков, где никто и не подозревает о войнах, террактах, обвале курсов валют и прочих невзгодах простых смертных. Коллекции как шились, так и шьются, показы показываются, сумки как стоили пол машины так и стоят, а спрос на крокодиловые туфли все никак не снижается. Но в реальности все обстоит несколько иначе.

Украина очень далека от бытности мировым центром моды, но, к сожалению, стала одной из мировых горячих точек. Нестабильная политическая ситуация, война на востоке и аннексия Крыма оказали сильное влияние на международный бизнес. Модная индустрия также видоизменилась и подстраивается под суровые реалии. В случае локальной украинской моды мы наблюдаем небывалый всплеск «нарядо-патриотичности» — шароварщина во всех своих проявлениях реализована швейными производствами Украины на сто процентов. Вышиванки появились во всех сегментах модного рынка – от люксовых и до самых массовых и низкокачественных. Ажиотаж на вышивку такой, будто украинцы вчера узнали о том, как красива национальная традиция декора одежды и решили срочно ею обзавестись. Некоторые дизайнеры клепают футболки с гербами «в лоб», некоторые озадачиваются и создают вещи с творческой составляющей, базирующейся на патриотичной национальной символике (например платья Ksenia Shnaider c принтом в виде спикселлированных национальных узоров). Я молчу о не толерантных и низкопробных принтах вроде «Путин Х@уйло» или «Слава Украине» на фоне фотографии голой женской груди. Раз уж и на такое спрос есть, значит и эти футболки имеют право на существование. Бизнес интересует количество продаж, а не моральная составляющая покупателя.

А вот в области ритейла все не так радужно – один за другим появляются слухи о закрытии монобрендов. Мы уже лишились Dsquared, наблюдаем очень неуверенную позицию Saint Laurent и Roberto Cavalli. Мультибренды в свою очередь борятся с задержками поставок на таможне и терпят убытки выкупая заказы в евро и долларах. Сезонные предновогодние скидки в целом смотрелись смешно – индексировав цены по новому курсу магазины получили , например, платье, стоившее в сентябре 16000 грн, с 50% скидкой за 15000 грн.

Многие наши фешн-инсайдеры в январе-феврале имели возможность подзаработать в Европе и Штатах. После мировых недель моды все бренды начинают кампании продаж в шоурумах , а так как львиную долю закупок люксового сегмента делали российские магазины, русскоязычные сотрудники на этот период были очень востребованы. Многие мои знакомые, владеющие несколькими иностранными языками и свободным русским, ежесезонно работали в шоурумах Парижа и Милана. В этом году ни Alexander Wang, ни Stella McCartney, ни многие другие модные гиганты не встречают русских байеров с распростертыми объятиями, следовательно и менеджеры из восточной Европы остались без временной работы. И дело совсем не в идеологической солидарности международных брендов с Украиной. Конечно, европейский восторг по поводу «Russian Fashion Pack» в лице Лены Перминовой, Мирославы Думы и Ульяны Сергеенко, в этом году поутих именно с подачи непринятия агрессивной внешней политики России. Но когда речь идет о продажах и бизнесе, идеология уходит на второй план, деньги не пахнут. Дело в санкциях. Российские предприниматели замораживают закупки и выплаты по заказам. Банкам запрещены крупные переводы на счета иностранных компаний, что делает невозможным импорт моды в Россию. Бренды, в свою очередь опасаясь не получить деньги за товар, создали минимальную квоту суммы возможных продаж в страны восточной Европы. При этом теряя одного из главных потребителей роскоши. Благо в Китае любовь к люксу только растет. Курс рубля также плачевен как и курс гривны. Российская модная индустрия также выпускает низкопробные футболки, но уже с другим посылом по поводу личности Путина, также хорохорится по части национальных идей и концепций в одежде, так же старательно корчит «хорошую мину при плохой игре», как и украинская. И , хоть санкции направлены именно на российскую экономику, украинский фешн-бизнес пока страдает гораздо сильнее. Просто у нас изначально покупательская способность в разы ниже, да и нефти, даже дешевой, нет.

Модная индустрия – самая миролюбивая и толерантная, всегда реагировала на политические и геополитические процессы. Если глубоко копнуть в историю, то можно вспомнить как прибившим из других стран женам императоров запрещалось одеваться по моде Родины, демонстрируя таким образом политическое превосходство одной страны над другой. Сегодня мода страдает от политических перепетий, экономических кризисов по принципу снежного кома. Санкции в России, а убытки несет бизнес в планетарном масштабе. Мы наблюдаем развитие нового главного стиля времени, единственный удобоваримый выход из положения — «Нормкор». Но как бы удобен, практичен и целесообразен нормкор не был, очень не хотелось бы чтобы дизайнеры, умеющие создавать роскошную одежду остались не у дел. Fashion for peace, однозначно.

Анастасия Степула

специально для KFP

Leave A Comment