Сергей Малецкий: «Мы никогда не будем возить Олега Винника, а наши коллеги – Бенджамина Клементайна» | Kiev Fashion People

Сергей Малецкий: «Мы никогда не будем возить Олега Винника, а наши коллеги – Бенджамина Клементайна»

О его мероприятиях говорят все – Benjamin Clementine в Октябрьском, MODERAT на крыше «Паркового», «Грибы» на киностудии Довженко и первый большой концерт 5’nizza во Дворце Спорта. Редакция KFP считает, что теперь пришло поговорить о нем – Сергее Малецком, организаторе концертов и учредителе концертного агентства «H2D».

Ведь история Сергея о том, что однажды, послушав альбом 5’nizza, можно начать организовывать небольшие квартирники Бабкина, потом устроить настоящий «рок-н-ролл» на 1000 человек в Малой Опере, а затем– собрать во Дворце Спорта около 9 тысяч людей на концерт 5’nizza. Но это еще не окончательная точка в профессии – масштаб концертов будет продолжать расти, да и география их не ограничится одной Украиной…

Это история о том, что каждый день нужно учиться, стараться сделать все по максимуму, никогда не понижать планку, всегда отвечать за свои промахи и анализировать провалы. Одним словом, делать все «how to do».

Что же такое «how to do», о концертах и музыкальном менеджменте читайте далее в интервью Сергея Малецкого.

KFP: Сергей, расскажите, как все начиналось, как Вы начали заниматься организацией концертов?

Сергей Малецкий: Я родился в Хмельницком, там окончил школу и приехал учиться в Киев. Закончил Нархоз, факультет международной экономики и менеджмента. Кто по образованию – не знаю, но говорят, что экономист. Полученное образование мне мало пригодилось, но в университете я приобрел хороший жизненный опыт. С точки зрения менеджмента, которым я сейчас занимаюсь, университет меня научил ровным счетом ничему предметному. Потому что преподаватель по менеджменту объяснил мне только теорию по принципу «Менеджмент – це…» и больше ничего.

Что такое менеджмент? Как управлять людьми? Как их мотивировать? Как поддерживать климат внутри компании? Этому всему приходится учиться самому с помощью проб и ошибок, каких-то курсов, книг, онлайн, советов с другими людьми.

Мне, как и многим людям, в университете не хватало практических знаний.

Я крайне рад, что 2 марта во Львове у меня была лекция для студентов «Сила амбіцій. Студентські роки – найкращий час створювати своє». Мне было интересно дать людям то, чего не хватало именно мне. Я не уверен, что я рассказал что-то совершенно новое, но надеюсь, что мой опыт дал им какие-то ответы. Мне хочется верить, что я посадил зерна, которые дадут плоды в будущем.

С университетских времен я начал заниматься организацией небольших квартирников, что и обеспечивало мою жизнь.

После университета я работал в смежной тематике. Открывался билетный оператор, и меня привлекли как человека, который связан с концертами.

Поработав там три месяца, я понял, что это совсем не мое и в тот момент мне подвернулась Малая Опера. Я начал организовывать там концерты сам, а потом приехал мой друг детства и мы начали заниматься этим вместе. Мы взяли малый зал, ребята из Баухуас (на тот момент) – большой, потом это все объединилось в АНГАР, и года 1,5-2 мы там организовывали мероприятия. А потом начался Майдан, и закончилась наша история с Малой Оперой. Так как никакого финансирования у нас не было, а платить аренду надо было. А с чего платить аренду? С мероприятий, которых нет? Люди ведь были сосредоточены не на том: им, как и нам, было не до веселья и танцев. Но руководство это мало интересовало. Мы, естественно, отказались платить аренду. Хотя мы много в Малой Опере сделали за свой счет – провели электрику, отремонтировали большую часть помещений и многое по мелочи.

Но лично я не жалею о таком финале нашей истории в Малой Опере, я называю этот период «настоящий рок-н-ролл»: это все было настоящим энтузиазмом, у нас не было никаких документов и, возможно, когда-нибудь за бутылкой виски я напишу об этом книгу. Это было крайне весело и увлекательно, именно тот период укрепил правильный фундамент моего становления, и это дало толчок для развития чего-то нового.

KFP: Что больше всего запомнилось из того периода?

Сергей Малецкий: Самый худший момент в моей жизни – это концерт группы Motorama.

Концерт проходил в большом зале малой оперы, который находится над малым и, соответственно, пол большого зала – это потолок малого.

Мы продали все билеты, было очень много людей, а музыка Motorama – это такой качающий пост-рок, да и аудитория группы очень активная. В один момент все люди начали прыгать. Я понимаю, что зданию больше 100 лет, и я спускаюсь в малый зал… Потолок малого зала держался на рельсах трамвая, так как это было старое трамвайное депо, и люфт этих рельс был равен примерно 15 сантиметрам. От увиденного у меня выступил легкий пот, я вышел на сцену и сказал: «Ребята, я понимаю, что нам всем сейчас весело, но зданию сто лет. Давайте вести себя спокойнее, ведь мы все переживаем о нашей с Вами безопасности». Парень из первого ряда показал мне фак, и я понял, что я сделал все, что смог.

Еще однажды нас закрыла милиция. Мы соблюдали временные рамки закона, но кто-то из соседей на нас постоянно жаловался и мы милиции уже изрядно надоели. Приехал гиперупертый капитан, вышел на сцену и начал выдергивать шнуры от аппаратуры из розеток. На сцене выступали музыканты из Америки Slow Magic, а сотрудник из милиции ничего не мог им объяснить, так как он особо не говорил на английском. Людей в тот момент просто разорвало – музыкант начал барабанить в барабаны. Несмотря на то, что аппаратура была отключена, весь зал это слышал. Милицию освистали, они поняли, что станут героями Youtube, и просто ушли. А в это время один из наших коллег бегал и кричал: «Мы творим историю».

KFP: Что случилось с командой, которая работала с Вами в Малой Опере?

Сергей Малецкий: После Малой Оперы мы все как-то разошлись и каждый начал заниматься чем-то своим.

Ян Лебедь открыл «Можжевельник», другие ребята основали Ангар Пляж, еще одни – бренд рюкзаков Remade, Марк Петренко – Marco Concert, а я – Н2D.

KFP: У Н2D большая команда? Что самое важное в людях, с которыми Вы работаете? 

Сергей Малецкий: На данный момент у нас 3 штатных сотрудника в команде. И порядка 4-5 функций мы аутсорсим. В планах на этот год увеличить штат минимум вдвое.

Главные требования к нашим сотрудникам – быть открытым, осознанным, иметь музыкальный вкус, юмор и неиссякаемое желание учится чему-то новому. Если человек интересуется, задает вопросы, даже уточняющие в ходе решения задач, это показатель того, что он нацелен разобраться и сделать правильно, имея ту или иную компетенцию в вопросе. Я понимаю, что замалчивание вылезет каким-то дополнительным вопросом или сложностями. Поэтому я всегда говорю: «Если непонятно – задавайте вопросы, будем разбираться». Разобравшись один раз основательно, человек второй раз не будет наступать на те же грабли и уже будет принимать решение, имея понимание.

DSC_0857-2_800x530

KFP: Как Вы относитесь к критике? На Ваших страницах была волна негодований в связи с концертом Benjamin Clementine в Stereo Plaza и Новогодней вечеринки с David August. Все у нас знают, как правильно организовывать концерты, но не знают, как правильно ходить на концерты.

Сергей Малецкий: По поводу культуры хождения на концерты я готов говорит вечно. Это наша большая проблема, ведь у нас в этом вопросе крайне низкий этикет, и, мне кажется, что это на уровне ментальности.

Если сравнивать наши мероприятия с мероприятиями в Европе, которыми люди из мною горячо любимой Facebook-общественности часто спекулируют, то я с ними соглашусь – в Европе все по-другому. Гардероб платный, в очереди ты стоишь не меньше нашего, а то и больше, туалет платный, выпивка стоит втридорога, клубы, как правило, старые и их никто не модернизирует, билеты стоят дороже, а артист тот же.

У нас объективно услуга предоставляется гораздо лучше, хотя люди относятся здесь по-другому. Там люди платят за все: гардероб, туалет, вода, еда, билет, и все равно люди остаются довольны. Потому что они приходят не найти изъяны, а получить удовольствие. Они понимают, что они платят за гардероб, чтобы их вещи были в сохранности. У нас же жалуются: «Я долго стоял в очереди в гардероб», а давайте подумаем, что 2 тысячи человек в течение пяти минут не смогут одновременно забрать свои вещи, каким бы хорошим не был организатор и сколько бы гардеробщиц не работало. Это законы физики.

По сравнению с европейским билетом на того же Benjamin Clementine, где цена на билет от 50 евро, а у нас это крайняя цена в VIP-зону, а в фан-зону – вообще меньше 30 евро. Люди считают, что за эти деньги они должны получить максимум, ведь у нас восприятие такое – за минимум денег мы хотим максимум удовольствия. И как всегда организаторы, заработали кучу денег, ведь по мнению многих гостей, мы всегда только зарабатываем. А реальность не всегда такая. У нас высокорискованный бизнес и полный зал еще не значит успешное мероприятие.

Конкретно крайний концерт Benjamin Clementine мы очень долго анализировали и разобрали его на винтики.

Если в вкратце говорить об этом дне, то он не задался с самого начала.

Техник должен был прилететь за сутки, он не прилетел вовремя, опоздал на рейс.

Барабанщик, на которого мы ставили и ради которого делали клубное шоу (потому что это другой формат), пропустил свой самолет в Париже и не прилетел.

Benjamin опоздал на свой рейс, и прилетел на последнем рейсе за час до выступления. И с трудом купил последнее место в этом самолете.

На каждом этапе были сложности, которые вылазили из ниоткуда и на которые мы пытались повлиять в процессе их возникновения. Но, увы, все их предвидеть заранее мы не могли. И так по крупице, по крупице оно все накопилось и получилось то, что получилось.

Говорят, что бармены громко колют лед – мы выключили бары, но приходили клиенты, которые заплатили те же самые деньги, и говорят: «Откройте бар, я пришел здесь выпивать». И кто здесь прав?! Кто-то говорит : « Выключите кофемашины, они мешают». А на барах кофемашин не было (смеется).

Если говорить о нашем новогоднем мероприятии, то оно у нас, не смотря ни на что, состоялось, хоть и без главного гостя, David August. Он не смог вылететь из аэропорта Дубаи, по погодным причинам. Но мы, как и обещали, уже анонсировали новую дату: концерт состоится 8 апреля на киностудии Довженко.

Мы всегда стараемся сделать максимум для того, чтобы нашим клиентам было комфортно. В новогоднюю ночь у нас не прилетел главный артист,  мы сразу же всех предупредили, угостили всех, кого смогли, велком-дринк за свой счет, оставили билеты действительными на следующее мероприятие для тех, кто говорил, что он идет только на David August и он не пришел на мероприятие, мы вернули всем деньги, кто обращался. Но наши люди опять начинают спекулировать любимыми понятиями «хорошо/плохо», «зарада/перемога» и т.д. Может, они получают от этого удовольствие. Не знаю… Ведь далеко не все понимают, что мир далеко не черно-белый.

Мне кажется, наши люди любят, когда везде немного хейта. Не знаю почему. Они в свой (а иногда и не свой) Facebook сбросили весь негатив и ушли довольные, а ты сидишь и смотришь на этот негативчик у себя на экране. И живешь с ним.

В определенный момент мы начали относиться к неконструктивной критике абсолютно конструктивно. Мы начали удалять все, что далеко от конструктивности, потому что «поговнить» на нашей странице – это против наших правил. Есть личные страницы – пишите там что хотите, о ком хотите и как хотите. Конструктивную критику мы с радостью слушаем, мы ее анализируем, с ней работаем. Именно для этого мы внедрили формы обратной связи, где каждый может поставить оценку чистоты, вежливости персонала, качества звука, написать нам пожелание и т.д. Потому что нам не все равно. Мы не можем нанимать персонал на площадку, но мы можем просить их быть вежливыми.

Мы хотим, чтобы наши мероприятия имели определенный уровень качества. Поэтому мы и называемся H2D, что расшифровывается как «how to do» – «как делать».

KFP: А как Вы увлеклись музыкой?

Сергей Малецкий: Все началось с диска группы 5’nizza, оттуда пошла моя любовь к Бабкину, потом был канал Enter-music, где я слушал все подряд. А потом, когда я был в классе 10, родители подарили мне первую гитару.

На первом курсе университета я попал на квартирник Бабкина и подумал: «Блин, я сам бы смог все это организовать». Я еще год или два обдумывал эту идею, а потом начал пробовать. Вроде как получилось (смеется).

Мне родители привили музыкальный вкус: Led Zeppelin, Deep Purple, «Машина времени», ДДТ, Линда. А потом я начал сам что-то искать. Был период, когда был дико популярен рэп – Eminem, затем мы пересели на альтернативу – Linkin Park, Limp Bizkit и даже Slipknot и Korn. И потом все это трансформировалось в другие музыкальные вкусы. А в университете я открыл для себя Radiohead.

KFP: Как родители относятся к Вашей работе?

Сергей Малецкий: Мне кажется, они до конца, конечно, не понимают всей специфики моей работы, «ну, делает концерты».

Когда я оканчивал университет и уже делал первые концерты, отец мне ничего не говорил, но по нему я видел, что «ты чем-то не тем занимаешься». Прошло время и в его глазах я вижу совершенно другое.

KFP:У организатора концерта есть какой-то план действий по подготовке к мероприятию?

Сергей Малецкий: Помните, была такая серия картинок о профессиях: «Что думает мама о том, что я делаю», «Что думают друзья о том, что я делаю» и «Что я делаю на самом деле».

На этой картинке организатор концертов сидел в документах и считал смету. И это отчасти, правда.

Все думают, что мы «рок-н-ролл», со звездами тусим, у нас суперприключения. Иногда такое бывает, но чаще всего мы сидим считаем, анализируем, созваниваемся, общаемся, встречаемся, договариваемся.

KFP: Как справляетесь с такой рутиной?

Сергей Малецкий: Я не могу прийти на работу и сказать: «О, я это делал вчера и позавчера». Если у нас концерты как-то рутинно идут, то мы работаем над компанией, развиваем бренд, начинаем планировать и мечтать. Я не верю в людей, которым скучно. Если им скучно, то они хотят, чтобы им было скучно.

DSC_0863_800x1195

KFP: Кого бы Вам хотелось привезти в Украину?

Сергей Малецкий: Но у меня есть пунктик – я бы не хотел привозить группы, с которыми я не хотел бы знакомиться лично по причине того, что их образ для меня, как для слушателя, крайне силен. Например, я никогда не привезу Дельфина, потому что в определенный момент он был для меня очень важен. Время от времени я переслушиваю его альбомы и открываю для себя что-то новое. Я знаю, что артисты – это обычные люди, у которых необычная работа.

Но понятное дело, мне бы хотелось привезти Radiohead, их образ трудно испортить. Они гении для меня.

Мне было интересно привезти The White Stripes, если бы они возобновились, или Джека Уайта, потому что я большой фанат его творчества.

Мне бы хотелось привезти The Black Keys, Nick Cave.

Из электронных… MODERAT мы уже привезли. Хотелось бы легенд привезти – Chemical Brothers, Fatboy Slim.

На эту тему я могу говорить бесконечно. Вопрос в том, насколько наша аудитория это воспримет. Привезти любого музыканта – это не проблема, главное – чтобы собрались люди. Потому что для организатора или артиста пустой или полупустой зал – это ужасно. Когда мы видим пустой зал, это демотивирует, и не в потерянных деньгах причина. Это вопрос энергии. Это работает и в обратном направлении, Sold Out’ы заряжают.

KFP: А были артисты, которые Вас разочаровали?

Сергей Малецкий: Я бы не сказал, что кто-то меня разочаровал. Я в какой-то момент перестал анализировать артистов, чтобы не разочаровываться. Например, после знакомства с АССАИ его лирический и романтический образ пропал.

KFP: Каким образом можно развиваться в Вашей профессии? Ведь, по сути, сценарий всех концертов одинаков.

Сергей Малецкий: Каждый сам решает для себя, какую вершину покорить. Но для меня это, наверное, – география и масштаб.

Чем больше мероприятие, чем больше мероприятий, чем лучше мероприятие. Например, пять лет назад я делал квартирники, а теперь я делаю концерты. Год назад мы не делали концерты по Украине – теперь делаем. Теперь хотим делать концерты не только в Украине. В прошлом году мы делали концерты заграницей, в Минске, теперь хотим попробовать еще. Расти всегда есть куда для тех, кто ищет.

KFP: А какой Ваш самый масштабный концерт?

Сергей Малецкий: Это концерт группы 5’nizza во Дворце Спорта.

KFP: Какой концерт Вам больше всего запомнился?

Сергей Малецкий: Концерт Atom For Peace в Париже, Radiohead и Benjamin Clementine в Октябрьском.

KFP: На каких артистов будут ходить в ближайшее время?

Сергей Малецкий: Надеюсь, на тех, которых мы привозим – например, на Tom Odell.

Я могу с уверенностью сказать, что поп-музыка и поп-артисты, как были популярными, так таковыми и останутся. Но я заметил, что аудитория нового зрителя подросла и ее запрос состоит в другом. Это и агрессивные андеграундные артисты, и качественный западный саунд, и т.д. Надеюсь, эта тенденция будет продолжаться, и тогда мы уж точно не останемся без работы.

KFP: Как складываются отношения с конкурентами?

Сергей Малецкий: Несмотря на всю специфику шоу-бизнесовых отношений, у нас отношения с коллегами складываются крайне положительно. Понятно дело, мы не лучшие друзья и дух соперничества у нас присутствует, но я всегда отношусь с уважением к тому, что они делают. Когда кто-то привозит того артиста, которого я хотел привезти , я завидую по-доброму. Я понимаю, что я мог сам его привести, но мой коллега в этом оказался лучше. Поэтому для меня это дополнительное напоминание, что нужно работать лучше.

Любой привоз в Украину – это развитие рынка, а без рынка наша деятельность не имеет смысла.

KFP: Часто соперничаете за одного артиста?

Сергей Малецкий: Постоянно. Список артистов всегда ограничен. У нас всегда идет легкое соперничество, не всегда мы знаем об этом, но проработав несколько лет плечом к плечу, мы уже знаем, кто за какого артиста будет бороться. Кто-то возит только рок, кто-то только рэп, а кто-то – электронику. Сегментация сама как-то происходит.

Мы, например, никогда не будем возить Олега Винника, а наши коллеги –Benjamin Clementine, потому что они не знают кто это.

KFP: Вы всегда возите тех, кого слушаете?

Сергей Малецкий: Не всегда. Но я не вожу артистов, которые мне не нравятся. Если я везу того или иного артиста, значит он мне чем-то, да нравится. Это может быть только одна песня, или определенный альбом, или клип, но нравится обязательно.

KFP: Помимо концертов, что Вы еще умеете хорошо делать, чтобы поделиться этим с миром?

Сергей Малецкий: Яичницу в хлебе умею хорошо делать, могу поделиться рецептом(смеется).

KFP: Если не концерты, то что?

Сергей Малецкий: Если не концерты, то ремесленничество. Мне было бы интересно создавать что-то руками. Резьба по дереву, возможно. Недавно мне Саша Буль рассказал историю об одном исландце, который вырезает фигуры птиц и продает их по всему миру. Эта история интересна тем, что в Исландии лесистой местности практически нет, и древесина у них на вес золота, он вырезает птичек из древесины, которую приносит море. У этого исландца есть фигурки из пород дерева, которые растут на других континентах: Япония, Зимбабве, Сибирь и т.д., потому, что только там растут те породы деревьев. Я был очень впечатлен этой историей, мне кажется это увлекательным.

KFP: Вы начали заниматься продюсированием. Первый Ваш проект Cape Cod. Как вы пришли к этому? Планируете ли развиваться?

Сергей Малецкий: Это не продюсирование, это музыкальный менеджмент. Продюсирование – это другое: пой так, танцуй так, выгляди так. В это влазить я пока не хочу. Менеджмент – это мое.

На данном этапе мы пока не делаем «how to do», а делаем, как считаем правильным, и учимся. Поэтому одна из целей на этот год – предоставлять услугу качественно и увеличивать количество артистов.

Пока у нас три артиста: Cape Cod, Constantine и Саша Буль. Мы ведем их как концертные директора.

Cape Cod – наш пилотный проект. С Максом мы познакомились во времена Малой Оперы – мы приглашали его выступать как диджея. Я долго следил за ним, как за музыкантом. Мне нравился его стиль, его подход и так сложилось, что когда я решил предлагать услугу менеджмента внутри компании, у Макса созрел альбом.

Мы встретились, попили кофе и я сказал: «Чувак, я ничерта не понимаю, я знаю только обратную сторону медали, а теперь я бы хотел поработать со стороны группы. Давай посмотрим, что получится». Мы не подписывали никаких контрактов на 20 лет, просто пожали друг другу руки. Так и работаем.

А Cape Cod меня познакомил с Костей (Constantine). Когда Дорн занялся продюсированием Кости, то сказал ему, что нужно набирать команду. Так Костя предложил мне место концертного директора, поскольку мы уже вместе с ним работали в проекте Cape Cod.

Саша Буль – это единственный украинец, который сделал концерты в Исландии. Об этом мало кто знает, да практически никто не знает, потому что он не достаточно популярен здесь. Зато там он очень популярен, его туры ограничивает только виза, а так бы он и не возвращался.

KFP: А есть какой-то новый опыт, который Вам хотелось бы получить?

Сергей Малецкий: Хотелось бы получить какой-то европейский опыт. Наверно, поучаствовать в каком-то европейском фестивале. Я не уверен, что в украинском, так как рынок наших фестивалей настолько молодой и неопытный, что я не уверен, что здесь можно чему-то фундаментальному поучиться, а вот в Европе – там все такие бородатые фестивали, что мне было бы интересно посмотреть. Как посетитель я уже посмотрел, теперь хочется посмотреть с другой стороны.

KFP: Как Вы отдыхаете? Есть хобби?

Сергей Малецкий: Я в этом году хочу научиться хорошо стрелять. Думаю, это станет моим хобби. Также пытаюсь привить себе привычку заниматься спортом, потому что это помогает разгрузить голову.

Поездка туда, где нет связи, – это лучший отдых. В этом году мы ездили на Шри-Ланку. Отдохнули шикарно – нет связи, никто не говорит на твоем языке, нет концертов. Есть пальмы, киты и обезьяны.

KFP: Работа – это важное или главное?

Сергей Малецкий: Важное.

KFP: А что главное?

Сергей Малецкий: Жизнь. А работа – это часть жизни.

KFP: Книга, песня, фильм, которые Вас больше всего впечатлили.

Сергей Малецкий: Меня впечатлил фильм с Леонардо Ди Каприо «Перед наводнением» (Before the Flood) о нашей планете. Это очень важная тема: если мы не сохраним нашу землю сейчас, то нашим детям негде будет жить. Нужно начинать с себя, минимум – с просмотра фильма и это заставит задуматься.

Я читаю много бизнес-литературы, а из художественной могу отметить «Кодекс чести самураев» Бусидо. Во-первых, мне очень нравится Япония. А во-вторых, в этой книге все мысли на вес золота. Она больше важна для мужчин, там есть много правильных понятий.

Я очень много песен люблю, но пускай будет альбом «In Rainbows» Radiohead, в нем все песни прекрасные.

DSC_0884_800x530


Текст: Карина Пилипенко

Фото: Дарья Сухоставец

1 Discussion on “Сергей Малецкий: «Мы никогда не будем возить Олега Винника, а наши коллеги – Бенджамина Клементайна»”

Leave A Comment