«Шут или писатель?»: Фредерик Бегбедер – «анфантеррибль» современной литературы | Kiev Fashion People

«Шут или писатель?»: Фредерик Бегбедер – «анфантеррибль» современной литературы

Что касается современной литературы, то я отнюдь не собираюсь её защищать.

Она оправдывает своё существование великим законом Дарвина о выживании вульгарнейших.

 Оскар Уайльд

Французская литература нам часто кажется истинно классической, с некой показной образцовостью и лишенной любых изъянов. Стоит вспомнить произведения Бальзака, Гюго, Дюма (и отца, и сына), Мопассана, Золя и многих других французов, которых мы все читали в школе, повзрослев снова перечитывали, и, наверное, еще не раз вспомним в будущем. Им присуща какая-то неимоверная глубина, возвышенность и чувственность; их будто украшает невидимый ореол «великой классики».

Но мир не стоит на месте, времена меняются, как и жизни людей, а вместе с ними и литература. Сегодня пальма первенства в этой области получила название «бестселлер» и буквально каждый день мир читателей получает новинку, у которой есть все шансы через пару лет поддаться забвению или наоборот стать настоящей ценностью для следующих поколений. А что стало с такой ранее изысканной французской литературой? Она есть, довольно успешна и продолжает пользоваться дикой популярностью у читателей. Бернар Вербер славится своими философскими размышлениями, воплощенными в удивительные фантастические сюжеты. Сентиментальными историями Марка Леви зачитывается весь мир, а Голливуд черпает из них идет для кино. Книги Анны Гавальды покоряют простотой и искренностью. Есть и писатель, вокруг которого всегда шум, то критики и непонимания, то восхищения и восторга. Речь пойдет о Фредерике Бегбедер — одном из самых знаменитых и противоречивых писателей современности.

frederic-beigbeder_800x800

Мнения о нем и его произведениях обычно полярно противоположные, а в прессе не сложно встретить такие заголовки: «Бегбедер: глубокомыслие или непринужденность?», «Бегбедер, шут или писатель?». Фактом остается лишь, то его книги давно растаскивают на цитаты самые разные паблики и журналы, часто даже забывая об их авторе.

В мир литературы он не ворвался внезапно и эпатажно, а скорее осторожно, совмещая писательство с профессиями не менее творческими, но довольно таки специфическими. Рекламщик, копирайтер, литературный критик, сценарист, телеведущий и это далеко не предел того, чем занимался и продолжает заниматься Фредерик Бегбедер. Свою первую книгу он издает в 25 лет, и называет с неким интеллектуальным пафосом — «Воспоминания необразумившегося молодого человека» (1990). Это не более чем аллюзия на работу знаменитой французской писательницы и философа Симоны де Бовуар –«Мемуары благовоспитанной девицы». В этой книге мы впервые встречаем альтер-его автора – Марка Марронье – 24-летнего юношу, внешне и биографией крайне похожим на самого Бегбедера. Он тоже после окончания факультета политологии мается написанием рассказов, из-за того, что ему просто нравится описывать свою жизнь. Видимо этим же и занимался Бегбедер. Помимо забавных моментов и взглядов на жизнь Марронье-Бегбедера, здесь присутствует история большой любви к некой Анне.

Eva+Herzigova+Collection+1+2+3+Launch+Party+VEZz4qJDpmMl_800x543

Спустя несколько лет, выходит еще один роман, где главным героем тоже выступает Марронье – «Каникулы в коме» (1994). По большому счету, это смелая карикатура на парижскую богему и всего лишь эпизод из жизни уже преуспевающего редактора. Другой интересный герой романа – Жосс Дюмулен – «повелитель мира: он занимается главным в этом мире делом в самом могущественном городе Вселенной. Жосс Дюмулен – лучший диджей Токио». Зная о том, что Бегбедер неоднократно был замечен за диджейским пультом – невольно думаешь, еще одно альтер-эго или может просто несбывшаяся мечта?

Но вернемся к Марронье и его судьбе. В 1997 году выходит знаменитая «Любовь живет три года». Небольшой роман, который многих сначала заинтриговал, потом разочаровал, а потом и вовсе стал именем нарицательным в разных женских журналах. Это история о том, как все тот же журналист Марк Марронье понимает, что больше не любит ту самую Анну (из предыдущих книг) и твердо уверен, что все-таки любовь живет три года. Эта идея преследует и его следующие отношения, но, в конце концов, он понимает, насколько все-таки она глупа. Этой книгой Бегбедер умышленно или нет, популяризировал теорию об обреченности любых отношений. Теория ведь о том, что когда человек влюбляется, организм начинает вырабатывать некий гормон, который провоцирует эмоциональную зависимость. По истечению трех лет, его действие прекращается и привязанность угасает. Можно по-разному относится к этой теории, но к примеру, литературный герой Бегбедера в конце книги наталкивает читателя на мысль, что чувства будут жить ровно столько, сколько вы того пожелаете.

Jan Dyujarden v roli Oktava Parango_800x554

После этой довольно таки личной книги, в следующих литературных сюжетах Бегбедера Марк Мароннье уходить на второй план. Так, в «99 франках» (2000) он уже креативный директор и «многостаночник» (как и сам автор). Главным героем становиться рекламщик Октав Паранго, к слову, еще одно альтер-эго писателя. Когда же инфантильный Марронье превратился в циничного Паранго? Ответ только у Бегбедера. Сюжет «99 франков» описывать не будем, при желании мировая сеть вам представит миллионы негативных отзывов о ней. Бегбедер просто описал мир рекламного бизнеса – так как он его видел, без прикрас, положительных героев, счастливой любви, отважных поступков и «высоких идей». Мало кто обращает внимание на эпиграф к этой книге: «то, что невозможно изменить, нужно хотя бы описать». Это слова культового немецкого режиссера Райнера Фассбиндера, и если их прочесть вначале текста Бегбедера, «99 франков» выглядит уже и не таким плохим чтивом. Сам же Бегбедер называет свое произведение «потоком сознания», но Марсель Пруст тут абсолютно ни к чему.

История Октава Паранго получила продолжение в 2007 году, в книге «Идеаль». Еще одна сатирическая зарисовка, теперь уже на индустрию красоты во всех ее противоречиях. Если раньше речь шла о компании «Манон» (читай «Данон»), то здесь уже «Идеаль» (читай «Лореаль», и образ директора Карин Вонг был взят с Юсеф Сью Наби, директора Ланком).

После такого краткого обзора книги Бегбедера покажутся однотипными, где перенасыщение всеми возможными благами чередуется с крайней сентиментальностью. В эту ж категорию можно отнести и «Романтический эгоист» (2005) – в основе которого дневник писателя Оскара Дюфрена, к слову, еще одного альтер-эго Бегбедера.

frederic-beigbeder-3jpg_800x356

Но это лишь одна сторона писателя. У него есть несколько произведений, которые абсолютно отличаются от тех дерзких и местами аморальных рассказов. К примеру, книга «Windows on the world» (2002) посвящена трагическим событиям 11 сентября 2001. «Французский роман» (2009) поражает адекватностью сюжета, интересными фактами, как из истории Франции, так и конкретно жизни семьи писателя. Нет, Бегбедер совсем не бросил свой конек освещать пороки современного общества. На этот раз все более корректно и красиво, отчасти даже напоминает самокопание, ведь здесь речь идет о родителях, детстве и воспоминаниях. Это как будто предыстория хорошо нам известных персонажей Бегбедера и его самого.

Все-таки, какой же он, Фредерик Бегбедер? Француз, который зачитывает до дыр Достоевского, подражает Чарльзу Буковски и отчаянно пытается быть диджеем? Писатель, чьи произведения пропитаны эгоизмом, аморальностью и цинизмом? Да, его вполне можно назвать и символом декадентства в современной литературе. Прямо получается каким-то гетеросексуальным Оскаром Уайльдом! Бегбедер пишет о посредственных вещах, условных страданиях современных людей, о нашем эгоизме и самовлюбленности. Может потому он нам так и не нравится, потому что напоминает о наших пороках.

Последними днями желтая пресса Франции только и говорит о Бегбедере – то о его взглядах на политику государства, то о его скором разводе, и даже о решении закончить карьеру писателя. Что же происходит с ним на самом деле, быть может, мы узнаем только из его новой книги.

imagesfrederic-beigbeder-19_800x450


Текст: Оксана Ридкоус

1 Discussion on “«Шут или писатель?»: Фредерик Бегбедер – «анфантеррибль» современной литературы”

Leave A Comment